Switch to English

beta version

Новости

Александр Марковский: «Лесной попечительский совет сейчас очень оторван от реальности»

22 февраля 2013, 15:04

В феврале 2013 года надежность Добровольной лесной сертификации по системе Лесного попечительского совета (FSC) в России была поставлена под сомнение.

Гринпис России и Карельская региональная общественная природоохранная организация «СПОК» разместили совместное обращение к Лесному попечительскому совету, где объявили о том, что FSC не обеспечивает сохранения наиболее важных лесов высокой природоохранной ценности и неистощительности лесопользования.

Поводом для обращения стали результаты совместной проверки соблюдения сертифицированными компаниями принципов и требований FSC. Результаты оказались удручающими. С полным текстом обращения и конкретными фактами выявленных нарушений Вы можете ознакомиться здесь.

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC решил обратиться к инициатору данного обращения, Александру Марковскому, председателю правления РОО “СПОК”. Он прокомментировал сложившуюся ситуацию и рассказал о претензиях к Лесному попечительскому совету.

- Как следует рассматривать Ваше обращение к Лесному попечительскому совету?

- Наше обращение является претензией к работе Лесного попечительского совета. Обращение было направлено в ЛПС и сделано доступным в Интернете, в частности, на сайте СПОК.

- Последовала ли реакция от Лесного попечительского совета?

- Пока был дан неофициальный ответ директора российского офиса FSC, опубликованный на «Лесном форуме Гринпис России». (FORESTEC приводит текст неофициального ответа ниже)

«Уважаемые коллеги из СПОК и Гринпис,

Данная позиция не является официальным ответом офиса FSC на ваше обращение, это мое частное мнение по информации, опубликованной на сайте forestforum.ru. Официальный ответ на письмо СПОК и Гринпис будет вам отправлен позже.

Я разделяю ваше беспокойство по поводу качества FSC сертификации у ряда компаний в РФ. При этом хочу отметить, что сертификация на сегодняшний день является основным механизмом сохранения биоразнообразия и сохранения лесов высокой природоохранной ценности, решения социальных вопросов, поддержки местного населения и коренных народов в лесном секторе России. Несмотря на высказанное вами недовольство практикой сохранения ЛВПЦ в «мораторных» лесах, в них сохраняются сотни тысяч гектаров лесов высокой природоохранной ценности. Это значительный вклад в сохранение наиболее экологически ценных лесов России.

Российский офис FSC активно работает в области качества сертификации, правда, не может позволить себе это делать в публичной плоскости. Нам известно, что вы информированы о нашей работе, так как вы лично или представители ваших организаций участвуете в работе Технического комитета, расширенных заседаний координационного совета и в других мероприятиях FSC.

По нашему мнению качество сертификации связано как с качеством стандартов, так и с активностью заинтересованных сторон и качеством работы сертификационных органов.

В задачи национального офиса FSC входит разработка национальных стандартов, обучение заинтересованных компаний, повышение информированности заинтересованных сторон в области лесной сертификации. Сертификаты FSC выдаются компаниям, аккредитованными сертификационными органами, а не национальным офисом. Контроль работы сертификационных органов не входит в полномочия Национального офиса, это задача организации по аккредитации ASI (Accreditation service international). Начиная с 2011 года ASI отделена от FSC и работает в области аккредитации по нескольким программам: FSC, MSC и др. Именно этой организации делегировано право аккредитации сертификационных органов, контроля за соблюдением аккредитационных требований, учета жалоб. ASI вправе выставить несоответствия органу по сертификации и даже приостановить или завершить его деятельность. FSC принял решение усилить контроль над работой ASI. С 1 марта в рамках FSC начнет работу отдел контроля.

В вашем обращении вы указываете на следующие проблемы у сертифицированных компаний:

1. Истощительность лесопользования в аренде сертифицированных компаний

1.1. В зонах пионерного освоения тайги, где заготовка основных объемов древесины приходится на малонарушенные лесные территории, FSC фактически сертифицирует уничтожение лесов высокой природоохранной ценности.

1.2. Истощительное лесопользование в наиболее ценных с хозяйственной точки зрения лесах (хвойных насаждениях старших классов возраста) создает условия, делающие неизбежной через ограниченное количество лет рубку аналогичных лесов из состава ЛВПЦ.

1.3. Использование традиционных видов и организационных параметров рубок (преимущественно сплошных рубок большой площади, с традиционными сроками примыкания) не обеспечивает минимизации негативного воздействия на лес при заготовке древесины.

2. Большое количество нарушений российского лесного законодательства и принципов и критериев FSC при рубках

На наш взгляд, требования национального стандарта добровольной лесной сертификации (критерий 5.6 вер. 6.0 и особенно 6.01) содержат достаточно адекватные общие требования для того, чтобы обеспечить неистощительность лесопользования. В то же время стандарт не содержит пояснений по ряду существенных вопросов, например по экономической недоступности, по методикам расчета пользования при различной структуре лесного фонда и пр. Несмотря на наши неоднократные и многолетние просьбы к немногим специалистам в этой области, включая Алексея Ярошенко, так и не были подготовлены Приложения к стандарту, разъясняющие эти требования. Все это приводит к ситуации, когда трактовку требований по неистощительности производят сертифицируемые организации и органы по сертификации, что вызывает критику, зачастую справедливую, ряда неправительственных организаций. Мы призываем всех специалистов в этом вопросе внести свой вклад в разработку интерпретации национального стандарта по критерию 5.6. Технический комитет FSC России рассматривает этот вопрос на заседании 18-19 февраля с.г..

Другие поднятые вопросы связаны не столько с несовершенством национального стандарта, сколько с качеством работы сертификационных органов и низкой активностью заинтересованных сторон в сертификации.

Точка зрения FSC состоит в том, что чем выше активность заинтересованных сторон, тем в большей степени их интересы учитываются при сертификации и качество сертификации выше. К сожалению, за немногими исключениями, активность заинтересованных сторон в России на порядок ниже, чем в других странах. Это в целом связано со слабостью гражданского общества в лесных районах и неверие в возможность добиться результата. Сравнить активность стейкхолдеров в разных странах можно по сертификационным отчетам. К числу таких положительных исключений относится, к примеру, деятельность Карельской организации СПОК. СПОК активно работает с сертифицируемыми и сертифицированными компаниями, добивается наиболее полного сохранения биоразнообразия и лесов высокой природоохранной ценности, работает с сертификационными органами, направляет им жалобы, добивается решения поднятых им вопросов. Конечно, такая деятельность не всем нравится, но она проходит в рамках требований сертификации. К сожалению, активность лесной программы Гринпис в качестве заинтересованной стороны за последние годы существенно снизилась, поэтому и природоохранные результаты сертификации в традиционной зоне внимания Гринпис – Архангельской области ослабли. В частности, несмотря на поддержку национального офиса, так и не отрегулирована ситуация с ГК Титан. Также лесная программа Гринпис снизила активность в разработке стандартов, в обучающей работе с лесопользователями. Думаем, что в интересах Гринпис усиление участия в системе FSC как в качестве разработчика стандартов, так и заинтересованной стороны.

Несколько слов о полевом исследовании девяти компаний на Северо-западе РФ. Мы узнали о проведенном исследовании еще летом 2012 года от Всемирного фонда дикой природы. Мы сразу же рекомендовали с одной стороны подвергнуть исследование независимой рецензии, а после него результаты исследования направить в виде жалоб сертификационным органам: Rainforest Alliance – НЭПКон (7 компаний) и ГФА (1 компания). По Метса Форест Подпорожье особых замечаний не было сделано. Никакого практического смысла направлять нам это исследование публично нам не было, так в функции Национального офиса больше не входит разрешение. Если ответ сертификационного органа вас не устроит, вы вправе обратиться в АСИ или в создаваемый сейчас в рамках FSC отдел качества.

Со своей стороны мы включали сообщения представителей WWF и СПОК на тему данного исследования на расширенном заседании координационного совета FSC России в конце ноября, которое посетил новый исполнительный директор FSC Ким Карстенсен. На данном заседании присутствовали и некоторые лесопромышленники, которые попали в исследование. Они (Е. Сидоренко) также рекомендовали сделать независимую рецензию исследования.

Расширенное заседание координационного совета приняло резолюцию, в которой содержится призыв к FSC International провести децентрализацию управления, перевести ряд важных функций на региональный уровень, повысить роль Национального офиса в контроле качества сертификации, вернуть ему функцию разрешения споров, создать Российское представительство ASI, наладить информационный обмен между АСИ и Национальным офисом, восстановить практику совещаний между национальным офисом и сертификационными органами, принять политику по национальным регуляторам (государственным органам), наладить практику полевой калибровки требований национального стандарта представителями Национального офиса и органов по сертификации, поддержать работу по обмену опытом между активными участниками процесса сертификации. Несколько позднее эти и другие предложения были поддержаны отдельно пятью ведущими экологическими организациями в письме пяти ведущих экологических организаций (Гринпис, WWF, СПОК, Серебряная Тайга, Прозрачный мир) на имя исполнительного директора FSC.

Для того, чтобы добиться изменений, предлагаемых Координационным советом FSC России, необходима поддержка международных членов FSC, в том числе входящих в Правление FSC International. Поскольку в компетенции Национального офиса в настоящий момент находится повышение качества стандартов, обучения, и отсутствуют другие возможности, считаем необходимым просить всех международных членов FSC, в первую очередь Гринпис, активизировать диалог с руководством и правлением FSC для реализации предлагаемых изменений.

Мы считаем, что положительный эффект сертификации есть, и он существенный, хотя возможно, он ниже ожиданий ряда организаций. К сожалению, по другим направлениям развития лесного сектора (законодательство, нормативная база, правоприменение, лесное хозяйство) каких-либо достижений нет. Считаю, что альтернативы добровольной лесной сертификации как механизма рыночной поддержки более ответственного лесоуправления нет и не будет. Рынок все больше и больше заинтересован в сертификации, на это указывают все статистические данные и прогнозы. Мы готовы работать со всеми, кто заинтересован в повышении качества сертификации.

Андрей Птичников»

- Также был дан официальный ответ от координационного совета FSC:

«От Координационного совета Лесного попечительского совета России

В последнее время появился ряд материалов, затрагивающих вопросы добровольной лесной сертификации по схеме FSC. В этой связи мы хотели заявить следующее:

1. Считаем, что материалы полевых исследований представленные Гринпис и СПОК на сайте www.forestforum.ru, должны быть соответствующим образом отредактированы и посланы в компании для ознакомления и принятия мер, или, в соответствии с процедурами FSC, эти материалы могут быть направлены в соответствующие органы FSC в виде официальной жалобы.

2. Считаем необходимым информировать органы по сертификации (НЭПКон, ГФА) и организацию по аккредитации ASI о проведенном исследовании и его результатах. Следует отметить, что часть представленных в исследовании нарушений была выявлена раньше сертификационными органами (см. info.fsc.org) и в настоящее время компании уже ведут работу над приведением в соответствие выявленных нарушений.

3. Со своей стороны мы примем все меры для того, чтобы привлечь к оценке ситуации орган по аккредитации ASI, а также сотрудников FSC Интернешнл, контролирующих качество сертификации.

4. В ответ на заявления ряда блоггеров о том, что в системе FSC нарушен баланс интересов, хотим отметить, что все решения в FSC принимаются только когда имеется согласие представителей всех трех палат: социальной, экологической и экономической. В FSC России действует сбалансированный по палатам Координационный совет и Технический комитет, которые, нередко в острой дискуссии принимали решение как по версии стандарта 6.0, так в еще более острой – по версии 6.01. В Техническом комитете, например, представлены компании Монди , Стора -Энсо, Лесосибирский ЛДК, которые отстаивают интересы бизнеса в должной степени.

5. Стандарт FSC, как в версии 6.0, так и в версии 6.01 не противоречит Российскому законодательству, в том числе закону об ООПТ. Поскольку, если бы противоречил, то сертифицированные компании должны были бы нести ответственность (административную, уголовную или иную) за нарушения законодательства. Однако этого не происходит. Более того, в нормативную базу проникают новации, связанные c FSC сертификацией, например, требования по сохранению биоразнообразия внесены в Лесные планы и нормативные акты некоторых регионов. Проект новой Лесной политики России вообще учитывает практически все требования сертификации. Таким образом, сертификация является действенной силой, которая способствует гармонизации Российского законодательства и международных процессов по устойчивому лесоуправлению.

6. Отдельные требования FSC могут превышать требования законодательства. Это вполне естественно, поскольку FSC– международная система, работающая в 110 странах мира. Требования большинства международных систем сертификации, в любой отрасли, могут превышать требования национального законодательства, это норма.

7. Стратегия развития системы FSC определяется не ее руководством, как международным, так и Российским, а ее членами на Генеральной Ассамблее, собирающейся каждые три года. На Генеральных Ассамблеях принимаются только те решения, которые поддержаны всеми палатами (экономической, социальной, экологической). Работу FSC и в мире, и в России направляет правление, представляющее собой сбалансированный орган. Правление подотчетно членам организации. Мы допускаем, что не всем может нравиться такая система, основанная на сбалансированном подходе. Но если она не нравится, не следует в нее входить.

8. Система FSC будет развиваться и дальше, так как продолжает расти спрос на FSC продукцию, в том числе в России. Основной вызов системе сейчас состоит в проблемных сертификациях, в том числе в нашей стране. Поэтому повышение качества сертификации – эта одна из главных задач, которая стоит перед сторонниками FSC.

9. Некоторые блоггеры утверждают, что развитие FSC в России связано с грантовым финансированием в начале этого процесса (конец 1990-ых – начало 2000 годов). Однако первые FSC сертификаты в России в 2000 г. – компания Прэйс-Бэтч на Алтае и компания Даммерс в Архангельской области – были инициированы бизнесом, без какого либо воздействия со стороны российских НПО, т.е. были полностью обусловлены рынком. Сертификация после 2003 -2004 года уже развивалась под влиянием рынков.

10. Проекты Модельный лес «Прилузье» и Псковский Модельный лес были ориентированы на создание модели устойчивого управления лесами в конкретных условиях регионов. Это действительно затратные и многолетние проекты, в которых предложено и апробировано множество решений, которые сейчас постепенно внедряются (интенсивное лесопользование и лесное хозяйство, природоохранное планирование, инвентаризация ЛВПЦ и многие другие). Сертификация здесь была сопутствующим результатом, подтверждающим успешность проектов независимой внешней оценкой. Для поддержки сертификации в Модельном лесу «Прилузье» был получен грант фонда Макартуров, в размере 40 тыс. долларов. Небольшие прямые гранты на пробную сертификацию шли от альянса WWF-Всемирный банк. Часть донорских средств были израсходованы на поддержку программ обучения и поддержку центров по сертификации. Суммарные затраты на развитие сертификации FSC, включая пилотные сертификации, программы обучения и поддержки сертификационных центров не превышали один миллион долларов. Последние годы все компоненты системы работают практически без привлечения грантового финансирования, на условиях самоокупаемости. В то же время по данным, обнародованном на Круглом столе по сертификации в рамках Международного лесного форума в Санкт-Петербурге руководителем Российского центра защиты леса, на развитие системы PEFCв России было потрачено свыше 30 млн. руб. бюджетных средств. Однако результаты этих инвестиций разительно различаются.

Председатель Координационного совета Лесного попечительского совета России Паутов Юрий»

- Вы удовлетворены ответом FSC?

FSC надо не говорить, а меняться. И как можно скорее, чтобы сохранить саму ценность идеи FSC-сертификации.

- Александр, каких действий от Лесного попечительского совета Вы ждете?

Лесной попечительский совет, на наш взгляд, и как этого требуют принципы и критерии FSC, должен содействовать организации неистощительного устойчивого лесоуправления с соблюдением действующего законодательства, с сохранением биоразнообразия и ЛВПЦ (в том числе - малонарушенных лесов). И в этом случае компании должны получать сертификат.

А сейчас компании получают сертификат в случае отсутствия конфликтов между заинтересованными сторонами, фактически, не очень меняя свою традиционную практику лесопользования. А страна у нас большая и во многих регионах просто нет заинтересованных сторон: это приводит к сертификации  арендаторов, которые рубят лес неустойчиво и с нарушениями.

К сожалению, Лесной попечительский совет сейчас очень оторван от реальности и крайне отрывочно информирован о том, что происходит в действительности в лесу. Также его структура чрезвычайно забюрократизирована и уже становится похожей на госорганы в России.

В связи со всем этим мы и сделали проверку, чтобы показать непривлекательную реальность, и передали ее в Лесной попечительский совет.

Ксения Содько, интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

 

 

Комментарии: 0