Switch to English

beta version

Аналитика

Инвестиционный лесной фонд нового типа – опыт Ecotrust Forest Management (США)

01.10.2013

Лесное управление Экотраст (Ecotrust Forest Management) извлекает выгоду, как заготавливая древесину, так и сохраняя зеленые насаждения. Как следствие – крупные федеральные субсидии и содействие охране окружающей среды.

Для большей части инвестиционных фондов, занимающихся лесом, источником дохода является дерево в тот момент, когда его валят и вывозят. Лесное управление Экотраст (Портленд, Орегон) помимо этого извлекает пользу и из нетронутых естественных лесных насаждений. Этот небольшой фонд, во-первых, делает выбор в пользу более избирательного подхода к рубке леса, чем это принято в традиционных лесозаготовках, во-вторых, получает дополнительный доход от продажи сопутствующих процессу явлений: от кустарникового подлеска, который идет на создание букетов и прочих цветочных композиций, до квот на выброс углерода.

По мнению Беттины фон Хаген, генерального директора Экотраст, подобный подход придает лесам большую жизнеспособность и увеличивает их привлекательность в финансовом аспекте. Основанный ею в конце 2004 года Ecotrust Forest Fund I с 30 млн долларов в управлении, к декабрю 2012 года согласно оценкам независимых экспертов вышел на валовую прибыль в 10,6% в год. Сборы, уплачиваемые фондом, составляют 1,25%.

Как многие лесные фонды, Ecotrust рассчитывает прибыль из дохода, что дают деревья, поваленные на древесину, и оценки земли и все еще растущих на ней деревьев. Но в отличие от них, данный фонд получает дополнительный доход от налоговых льгот. По сравнению, часто применяемый лесной индекс (timberland index)отмечает валовую прибыль в размере 8,17% за тот же отрезок времени. Среди инвесторов Ecotrust такие значительные имена, как Фонд Паккарда и основатель компании Patagonia Ивон Шуинар.

Фонд приобретает молодые леса или те, которым требуется восстановление – это те массивы, которые малоинтересны традиционным операторам в сфере леса и цена на которые относительно невысока. Одновременно ведется поиск земель, использование которых способно принести пользу малоимущим слоям населения или которые являются важным в плане экологии водоразделом. Подобные земли, нравится это или нет, легко получают субсидии. 13 000 акров компании в Орегоне и в Вашингтоне полностью финансируются за счет федеральных налоговых льгот, призванных стимулировать инвестиции в кризисные районы и содействовать сохранению окружающей среды. С помощью налоговых льгот фонд получил возможность купить земли по ценам ниже рыночных, а именно, стоимость приобретения оказалась меньше на 20%, а в некоторых случаях и на 25%, поделилась фон Хаген.

Дерево растет быстрее всего в подростковый период своей жизни, по достижении же зрелости, рост его физической и материальной ценности замедляется. Традиционные инвесторы, нацеленные на максимизацию краткосрочных доходов, рубят дерево в конце этого короткого периода резкого роста, стирая баланс каждые 35–40 лет во время так называемой «тотальной вырубки», когда полностью уничтожаются деревья северо-западной части США.

Несмотря на то, что в лесах Северо-Запада растут виргинский можжевельник, секвойя и ель, нередко эти земли зачищают и превращают в плантации пихты, которые могут конкурировать с более дешевыми сосновыми лесопосадками на юге страны. Это неразумно. «Дифференциация – важнейшая основа экологического и экономического развития», – комментирует Спенсер Биби, председатель Ecotrust.

По утверждению Хаген, как и люди, деревья после фазы активного роста начинают набирать объемы, и на Северо-Западе зрелый лес дает в два раза больше древесины, чем лес молодой. Стоимость такого леса на корню также может быть выше, до 50%. Проблема заключается в том, что инвесторы не хотят ждать 80 лет, пока дерево не достигнет своей лучшей формы, поэтому фон Хаген ищет способы получить более близкие во временном плане доходы: включая избирательную, щадящую лесозаготовку, ведущую к поддержанию видового и возрастного разнообразия: благодаря срубленным деревьям появляется свободное пространство, что позволяет лучшим деревьям быстрее набирать массу.  По нашим оценкам, на данный момент фонд реализовал семь миллионов досочных футов древесины, что равняется обработке 2,6% всей находящейся в управлении площади.

Помимо этого фонд продает охранительные соглашения (conservation easement): средство сохранить нетронутые земли путем продажи права строительства на их территории тем земельным трастам и государственным агентствам, на которых лежит обременение защищать дикую природу и зоны отдыха и, как следствие, запрет на использование строительной техники. Организация фон Хаген получила 356 000 долларов на сохранение окружающей среды. Поэтому она постоянно задает следующие вопросы: расположен ли зеленый массив возле реки? Если так, то его ценность выше благодаря поддержанию естественных условий обитания лосося и продаже охранительных соглашений. Далеко ли лесовозная дорога? В этом случае экономически привлекательной становится добыча древесины. В таком ключе Ecotrust тщательно анализирует каждый лесной кластер. В настоящее время фонд закрывает сделку в размере 500 000 долларов, предметом которой стали квоты на выброс углекислого газа. Параллельно идет продажа салала, низкостелящегося верескового кустарника, напоминающего ежевику, часто используемого в цветочных композициях. На очереди – сбор и заготовка грибов.

Иными словами, разовая полная вырубка и немедленный доход не соответствуют принципам работы фон Хаген. Вместо этого она концентрируется на не столь масштабных, но экологически рациональных в своем происхождении финансовых потоках, которые совокупно составляют серьезные суммы. В 1990-х в Новой Англии образовалась компания Lyme Timber, фонды которой управлялись схожим образом. Если тенденция продолжится  и фон Хаген и дальше будет получать существенную прибыль от управления лесами Северо-Запада, стоит ожидать появления подобных компаний.

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Комментарии: 0