Switch to English

beta version

Аналитика

Сможет ли политика полного отказа от лесозаготовок сохранить леса Индонезии?

01.04.2014

В окрестностях Малаккского пролива воздух наполнен дымом горящих торфяников. Наконец, небо проясняется, обнажая пейзаж, будто составленный из резко очерченных геометрических фигур. То, что некогда представляло собой богатые углеродом торфяные леса и влажные джунгли, сегодня – гигантские предприятия по добыче пальмового масла и древесной целлюлозы. 

Подобные превращения не ограничиваются лишь территорией Суматры. В период с середины 1980-х с целью организации промышленных плантаций по всей Индонезии были уничтожены более 5 миллионов Га тропических лесов и торфяников, что вывело добычу пальмового масла, заготовки древесины и  производства целлюлозно-бумажной продукции в лидеры процесса сведения лесов и в число крупнейших источников выбросов в атмосферу газов, вызывающих парниковый эффект в Юго-Восточной Азии.

Растущий спрос на бумагу, дешевое масло для жарки и биотопливо изменил не только индонезийский пейзаж, но и пейзаж корпоративный. Производители товаров массового спроса разрастаются и включаются в процесс глобализации. В Индонезии эти компании приобретают большой политический вес и являются фаворитами системы, получая огромные концессии в ущерб интересам живущих  и работающих на земле общин местных жителей и мелких земельных собственников.  Подобное положение вещей ведет к ухудшению экологической ситуации и обострению социальных конфликтов, тогда как основная масса ресурсов сконцентрирована в руках горстки избранных.

Но в то  время как крупные, ориентированные в основном на экспорт компании истощают ресурсы страны быстрее и эффективнее, чем когда-либо, их желание продавать свою продукцию на мировых рынках как никогда ведет их деятельность к разоблачению в глазах общественности.  В ситуации растущей озабоченности вопросами глобального потепления, ухудшения экологических условий и соблюдения прав человека, природоохранные организации активно стимулируют процессы изменения традиционного бизнес-подхода к производству товаров ежедневного спроса. Под давлением этих групп – активистов и основных закупщиков – крупнейшие индонезийские игроки дают впечатляющие обещания защитить леса и сгладить социальные конфликты. Но будет ли этого достаточно для спасения стремительно исчезающего лесного ресурса страны?

Амазония – Индонезия 

Процесс преобразований, происходящий в настоящее время в Азии, не стал таким уж внезапным. Первый прорыв в этой области произошел за тысячи километров отсюда – в Южной Америке.

В начале 2000-х, когда уровень сведения лесов в Бразильской Амазонии приближался к рекордному, Greenpeace начала кампанию  против одного из главных виновников уничтожения лесов в регионе – крупных производителей сои. Чтобы привлечь их внимание, Greenpeace выбрала своей целью McDonald’s – этого гиганта индустрии фастфуда, провозгласившего политику ответственного отношения к окружающей среде.  Активисты опубликовали результаты исследований и организовали яркую демонстрацию, наглядно показав, что производство кормов на основе сои, используемых для производства Mc Nuggets  и  процесс вырубки лесов Амазонии – звенья одной цепи. McDonald’s обратился к своим бразильским поставщикам с требованием привести в порядок экологическую сторону их деятельности.

Под угрозой потери одного из крупнейших клиентов, бразильская соевая индустрия отреагировала неожиданным образом: вчерашние «агрессоры» объявили мораторий на выращивание сои на площадях с недавно сведенным лесом. Важно, что в соглашение входил пункт об обязательном контроле при поддержке фотографий со спутника, используемых для мониторинга соответствия. Обезлесивание, вызванное деятельностью хозяйств по выращиванию сои, вскоре резко пошло на спад, а мораторий с тех пор возобновляется ежегодно.

К мораторию, инициированному представителями соевой индустрии, вскоре добавился сходный пакт, заключенный крупнейшими в Бразилии производителями говядины. Поскольку необходимая для этого вида деятельности логистическая цепочка гораздо более сложно устроена, чем в случае с соей, исключение вырубки лесов из производственной цепи здесь имело значительное преимущество -  почти в 2/3 всех случаев сведение лесов вызвано нуждами скотоводства. На сегодняшний день компании в диапазоне от крупнейших бразильских супермаркетов до скотобоен придерживаются собственных стратегий противостояния уничтожению лесов.

В обоих случаях активисты природоохранных организаций путем проведения относительно малобюджетных кампаний  заставили мультимиллионные корпорации выработать и реализовать инициативы, потенциально способные изменить лицо индустрии. Но успех этих акций ограничивался лишь Амазонией. В то же время, вырубка лесов под промышленные плантации в Индонезии продолжалась с ужасающей скоростью.

Главной проблемой в процессе замедления скорости сведения лесов, вызванной «промышленной необходимостью»,  в Юго-Восточной Азии является политическая экономия плантаций.  Целлюлозно-бумажное производство и добыча пальмового масла просто приносит гораздо большие прибыли, чем разведение скота в Бразилии.  Прибыли зачатую превращаются в политическую силу и помогают компаниям выигрывать огромные земельные гранты, вызывая опустошительные вырубки и одновременно вытесняя общины коренного населения региона с их исконных территорий. Надо сказать, что  ситуация в Индонезии, вероятно, выглядит куда более угрожающей, чем в Амазонии.  Расстилающиеся по всему архипелагу тропические леса Индонезии сами по себе более уязвимы и приходят в упадок быстрее, чем джунгли Амазонии. Добавьте к этой картине тот факт, что львиная доля мировых объемов пальмового масла и бумаги потребляется рынками, демонстрирующими полное пренебрежение к экологическим показателям, и вам станет понятно, почему многие склонны видеть  в происходящем в Индонезии катастрофу.

Первые ростки прогресса показались, когда в ходе кампаний, организованных активистами, деятельность ключевых производителей была подвергнута разоблачению перед лицом мирового сообщества. Все началось с крупных закупщиков пальмового масла, таких как Unilever и Nestle, которые ввели политику минимального соответствия социальным и экологическим стандартам для закупаемых продуктов. Эти шаги, поначалу нерешительные, были поддержаны компанией Unilever, потребляющей 3% мирового объема пальмового масла на прошедшим под ее председательством Круглом столе по вопросам сбалансированной добычи пальмового масла (Roundtable on Sustainable Palm Oil, RSPO), в чьи задачи входило  установление эко-стандартов.

Первый по-настоящему большой успех   этом деле принесла компания Nestle, которая поначалу грубо отбивалась от нападок Greenpeace (чего стоила рекламная кампания, герой которой – обычный офисный работник, лакомился шоколадным батончиком Kit Kat, на глазах  изумленной публики превращавшимся в палец орангутанга!), а затем внедрила политику, исключавшую процесс вырубки леса из своей логистической цепи. Ответственным за реализацию данной инициативы был назначен Лесной фонд (The Forest Trust, TFT) – неправительственная организация, призванная «зачищать» логистические цепочки крупных компаний.

Менее чем через год TFT подписал новое соглашение с компанией Golden-Agri Resources (GAR), одним из основных производителей пальмового масла в стране. Новая стратегия развития исключала возможность промышленной переориентации лесов с более чем 35 тоннами живой биомассы, то есть, по сути, любых лесов, кроме старых кустарников. Данное соглашение легло в фундамент многих последующих договоренностей.

Одни круги эта сделка полностью устраивает, в других вызывает скептицизм. Пенсионный фонд Норвегии – крупнейший в мире фонд управления государственным имуществом – сделал решительный шаг вперед и приостановил инвестиции в деятельность компании, вопреки ее новой политике. Яблоком раздора здесь послужила деятельность дочерней компании GAR, Asia Pulp & Paper (APP), продолжающей  безнаказанно уничтожать торфяники и тропические леса.

Шаг к реформе

На протяжении изрядной части прошедшего десятилетия APP расценивалась многими как экологическая пария, и причиной тому – их безжалостное обращение с экосистемами Суматры, особенно в Риау.  Но еще страшнее оказалась полная неспособность APP воспринимать критику в свой адрес: казалось, они делали все, что было в их силах, чтобы скрыть информацию о вреде, нанесенном деятельностью компании лесам Индонезии.  APP воспользовалась услугами фирм, специализирующихся на связях с общественностью и организовала серию яростных нападок на своих оппонентов в прессе, проплатила кампании в New York Times и The Economist, рекламирующие их сомнительную компетентность в вопросах экологии, «скармливала» дезинформацию журналистам.  Помимо этого, APP нарушила свои собственные клятвенные обещания прекратить истребление джунглей Индонезии.  В наказание WWF,  Тропический Альянс (Rainforest Alliance) и Совет по рациональному пользованию лесным фондом (Forest Stewardship Council, FSC) наложили суровые ограничения на деятельность деревообрабатывающего гиганта. Псевдо-экологическая ответственность APP не смогла противостоять отступничеству покупателей, и в период с 2009 по 2012 компания потеряла огромное число своих клиентов.

Так что когда в феврале 2014 APP объявила о внедрении новой природоохранной политики, наблюдатели были шокированы поддержкой, оказанной ей со стороны Greenpeace, организации, которая до этого момента считалась едва ли не самым суровым критиком APP. На бумаге эти инициативы выглядели поистине впечатляюще: APP обязалась строго придерживаться стандартов GAR, то есть приостановить вырубку лесов в местах углеродных стоков и областях особой экологической значимости, получать свободное, принятое на основе полной предварительной информированности, согласие на разработку новых плантаций от общин местных жителей и установить порядок урегулирования споров. Но APP в своей новой стратегии пошла еще дальше, обратившись ко всем своим поставщикам  и внеся компонент управления торфяниками в целях снижения выбросов углерода на уже существующих плантациях. Важно, что стратегия APP появилась при очевидной поддержке с высочайшего уровня организации, чего не происходило раньше.

Тем не мене, некоторые из критиков APP – в их числе WWF и Сеть по сохранению тропических лесов (Rainforest Action Network) – отнеслись к происходящему с изрядной долей скепсиса (что неудивительно), желая убедиться, что на это раз слова компании не разойдутся с делами. Природоохранной политике  APP исполнился год, и многие изменения видны невооруженным глазом. Исчезли специалисты по «зеленой отмывке», а их места заняли заслуживающие доверия консультанты по сбалансированному развитию, компания сама сообщила о паре случаев собственного нарушения моратория на вырубку леса,  оперативно поручив расследование TFT, ответственному за реализацию инициатив.  В конце января APP пригласила Тропический Альянс для проведения независимого аудита по результатам введения политики и соблюдению своих обещаний, данных с момента подписания документа. После серьезного конфликта в 2007 году склонить Альянс к сотрудничеству было нелегкой задачей, сообщил Ричард Донован, вице-президент организации по вопросам лесного хозяйства. «Мы не поставили бы под удар нашу репутацию, если бы не были уверены, что в этот раз APP действует серьезно», – сказал он в интервью в аэропорту Джакарты в конце января. «На наше согласие работать вместе повлияли три фактора», – добавил Донован в интервью интернет-порталу mongabay.com. «Во-первых, заверение в серьезности намерений APP  на этот раз пришло с высочайших уровней организации. Во-вторых, мы глубоко уважаем обе неправительственные организации – Лесной фонд и Greenpeace – которые сотрудничали с APP в процессе создания стратегии. И в-третьих, мы твердо знаем, что вопросы экологии и соблюдения прав местного населения чрезвычайно важны для ряда ключевых клиентов APP. Если APP не исправит ситуацию по этим пунктам, ей придется встретиться с растущим давлением со стороны рынка».

Лефкадио Кортеси,  директор по проведению лесных кампаний Rainforest Action Network , остающийся последовательным откровенным критиком APP, невзирая на новую политику, утверждает, что соглашение с Тропическим Альянсом, в первую очередь, повысит убедительность утверждений APP.

«Только независимая проверка позволит нам убедиться, что компания движется в правильном направлении», – заявил он.

Итак, прогресс APP очевиден, но означает ли это  подлинную трансформацию? Среди критиков этот вопрос все еще остается открытым. WWF, RAN и индонезийская неправительственная организация Greenomics ждут первых результатов оценок, проведенных в последние годы TFT совместно с индонезийскими аудиторами.  Но экологи поднимают планку: следующий уровень задач для APP – не только остановить вырубки, но и исправить последствия собственных губительных действий, включая реставрацию экосистем. APP заявляет, что вопросы лесовосстановления находятся у них на повестке дня. «Вопросы лесовосстановления являются ключевым элементом наших природоохранных инициатив», – сказала Аида Гринбюри на заседании совета директоров в прошлом месяце. «Они никогда не теряли актуальности».

В то время, когда дебаты между представителями APP и их оппонентами сместились из области простого прекращения сведения лесов в область детальной разработки процесса их реставрации, все более остро звучит другой вопрос:  пора ли дать покупателям «зеленый свет»?

Для WWF и  RAN основным моментом здесь станет независимая проверка соответствия.

«Заявлять» и «следовать» – это разные вещи», – отметил Кортеси. «Посмотрим на результаты проверки».

«Новая стратегия APP –  это лишь отправная точка, а не финишная прямая. Не стоит забывать долгую предысторию нарушенных обязательств, земельных конфликтов и пренебрежения правами человека, сопровождавшую деятельность «бумажного гиганта». Урок, который мы все из этого вынесем, заключается в существенной важности внедрения четких мер и механизмов оценок, определенных в темном сотрудничестве с основными заинтересованными лицами, включая неправительственные организации, и подтвержденных заслуживающей доверия независимой экспертизой. Еще слишком рано утверждать, принесут ли на этот раз инициативы APP плоды, или засохнут на корню, как это зачастую происходило в прошлом».

Скотт Пойнтон, исполнительный директор TFT, подходит к проблеме с другой стороны, утверждая, что  TFT нуждается в поощрении путем признания на рынке, что сподвигнет и другие компании к принятию подобных стратегий.

«Покупателям пора возобновить отношения с APP, чтобы ободрить их и дать им знать, что они на верном пути», – сказал он. «Постепенно восстанавливая свою активность, APP получит отчетливый сигнал  о правильно сделанном выборе: совершить подобный резкий разворот – это как прыгнуть со скалы: прыгающий должен знать, что в нужный момент парашют раскроется».

«Когда другие игроки в секторе пальмового масла и  целлюлозно-бумажного производства увидят, что APP благодаря своей новой политике приобретает вес на рынке, это заставит их пойти по тому же пути».

Greenpeace более осторожна в высказываниях.

«Успех на рынке должен стать наградой для компании, встающей на путь исправления. Что же касается APP, Greenpeace предупреждает, что любая компания, планирующая возобновить с ними торговлю, должна включать в контракты жесткие требования дальнейшего прогресса в деле охраны и восстановления лесов», – заявил Фил Айкман. «По нашему мнению,  дополнительный контроль со стороны ответственных покупателей может оказаться критичным для подтверждения намерений APP в долгосрочной перспективе».

Оглядываясь на опыт материнской компании GAR, APP надеется, что их небезосновательные инвестиции в экологию однажды окупятся. GAR, воздержавшаяся от разработки лесных плантаций в индонезийской Новой Гвинее и сорвавшая овации за верность совей природоохранной политике, уже наслаждается  плодами своих инициатив, включая заем в 500 миллионов долларов и возвратившихся клиентов.  В январе она оказалась единственным из производителей пальмового масла,  сумевшим избежать дивестиций  «Storebrand», одного из крупнейших  страховых и пенсионных фондов Норвегии, изъявшего свой капитал из активов 11 других компаний.

Любые стратегии, направленные на охрану лесов и торфяников, могут стать экономически жизнеспособными исключительно при условии признания рынком заслуг бизнеса, инвестировавшего в их разработку и внедрение», – подытожила Аида Гринбюри, управляющий директор по сбалансированному развитию и взаимодействию с заинтересованными сторонами компании APP.

В независимости от того, будет ли возврат покупателей «в лоно» APP достаточно скорым, чтобы оправдать их обязательства перед акционерами, процесс внедрения новой природоохранной политики вызвал к жизни контекст, затрагивающий не только компанию и ее поставщиков. Например, одно из нарушений моратория, о котором рапортовала местная неправительственная организация, оказалось результатом перекрывающих административной неразберихи.  Министерство лесного хозяйства – центральная правительственная инстанция – отписала земли одному из поставщиков APP, а местное агентство заключило концессионный договор на тот же самый участок с еще одной, совершенно сторонней компанией, которая и осуществила порубку. Подобные ситуации для Индонезии – не редкость, что затрудняет определение зон ответственности, а, следовательно,  и решение ряда проблем, в числе которых  полное сведение лесов и вызывающие смог пожары торфяников.

В другом случае APP пыталась разрешить конфликт с общиной местных жителей, желавших вырубить богатый углеродом лес, находившийся в границах целлюлозной концессии. APP заявила о желании сохранить лес в рамках своей новой политики, но община не согласилась обменять  участок на равный по площади, но без деревьев.  Если община продолжит наступление, мораторий может быть нарушен снова, опасаются в APP. Вопросы незаконного проникновения и нелегальных порубок продолжают оставаться актуальными. Теперь у APP для борьбы с этими явлениями есть целый арсенал средств,  как и индонезийское правительство после подписания соглашения о сокращении выбросов углерода с Норвегией и национального моратория на выдачу каких-либо концессионных  разрешений на территории в миллионы Га, занятые лесами и торфяниками.

Внесение большей ясности в подобные вопросы поможет подтолкнуть частный сектор и индонезийское правительство к искоренению проблем, лежащих в основе сведения лесов в стране.

Трансформация рынка

Если задачи, поставленные APP, обескураживают, то цели, намеченные в прошлом году компанией Wilmar, выглядят просто недостижимыми.  На сегодняшний день Wilmar является едва ли не крупнейшим игроком на мировом рынке пальмового масла, выдающим порядка 45% общего объема продукта и осуществляющего закупки у 80% других производителей. Следовательно, принятое Wilmar в декабре решение внедрить политику, оставляющую инициативы APP далеко позади, потенциально способно трансформировать отрасль в целом (доля APP на мировом рынке бумаги – менее 5%). Если Wilmar сумеет успешно внедрить новую политику, это может означать, что полное прекращение сведения лесов станет нормой для производителей пальмового масла.

«Немногие компании достигают в своих отраслях настолько же доминирующего положения, как Wilmar, контролирующая 45% мировой торговли пальмовым маслом. Сегодняшнее  заявление уже само по себе способно изменить лицо промышленности», – отметил Пойнтон в заявлении, приуроченном к опубликованию стратегии. «По степени амбициозности оно превосходит все принятые ранее совместные обязательства в секторе и поднимает планку ответственности производителей сельскохозяйственной продукции в глобальном масштабе. Мы одобряем новую политику Wilmar, и с нетерпением ждем ее прозрачного и поддающегося контролю внедрения».

Пока весь мир замер в ожидании, гадая, сможет ли Wilmar сдержать свои обещания, GAR  и APP уже находятся в процессе на протяжении трех лет и года соответственно, и их уверенность в успехе растет. Эти инициативы способны сподвигнуть других на решительные действия. Например, главный покупатель APP, компания APRIL, в конце января заявила о принятии лесной политики. И хотя она существенно уступает стратегии APP, приверженность самой идее создает возможности для повсеместного изменения в деятельности лесного сектора. Защитники природы надеются, что когда крупные компании увидят, что реализация подобных инициатив в их собственных интересах, они сумеют добиться соблюдения природоохранных законов, которые смогут обуздать самых рьяных нарушителей.

И это уже происходит. APP обратилась к индонезийскому правительству с просьбой помочь  разрешить проблемы самозахватов и нелегальных порубок. Аида Гринбюри утверждает, что компания настаивает на требовании соблюдения закона – о подобном требовании со стороны APP  экологов не могли и помыслить всего лишь год назад. «Мы должны убедиться, что охраняемые зоны внутри наших концессий или концессий наших поставщиков остаются неприкосновенными», – сказала она. «Если со стороны местных жителей имеет место незаконное проникновение и самозахват, мы должны быть способны призвать их к ответу. Но наши действия ограничены:  все, что мы можем сделать, это сообщить о случившемся в органы власти. Если мы хотим сохранить наши леса, нам понадобится помощь правительства, чтобы справиться со всеми этими трудностями».

http://news.mongabay.com/2014/0317-zero-deforestation-commitments.html

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Отрасли: Лесное хозяйство, Лесозаготовка

Рубрики: Экология

Комментарии: 0