Switch to English

beta version

Мнение эксперта

Бизнес и государство поддерживают переход российского ЛПК на интенсивную модель лесопользования

Ни для кого не секрет, имея крупнейшие запасы леса на внутреннем рынке, Россия испытывает дефицит сырья. Это напрямую связано с экстенсивной моделью лесопользования, которой придерживался ЛПК долгие годы. Основная ее идея заключается в том, что развитие лесозаготовки нацелено не на разработку старых участков, а на освоение новых. Изменить сложившуюся ситуацию сможет только перестроение системы на интенсивную модель лесопользования и введение особых условий аренды леса для предприятий ЛПК, придерживающихся международных стандартов. С необходимостью принятия таких действий согласны и государство, и бизнес, и экологи.  Межведомственная рабочая группа будет отвечать за реализацию новой концепции.

На территории Российской Федерации находится около 24% лесных запасов (это около 800 млн гектаров без учета лесотундры). Ни у одной другой страны нет такого количества сырья. Главное преимущество нашего богатства заключается в том, что лес – это возобновляемый ресурс. Но на данный момент он используется крайне неэффективно.

ВВП лесной отрасли на гектар эксплуатируемой площади России сильно уступает прочим «лесным» странам. Например, показатель нашей страны в 8 раз ниже, чем канадский, в 33 раза – чем американский, в 36 раз – чем финский и шведский.

Такая ситуация вызывает серьезную нехватку круглого леса. Предприятиям лесного комплекса недостаточно ресурсов, вследствие чего и на строительный рынок поступает меньше пиломатериалов, чем могло бы.

Дмитрий Крылов, генеральный директор ЗАО «Лесозавод 25», выделяет несколько причин дефицита лесных ресурсов. В первую очередь, это вопрос спроса на сырье. Когда в кризисные и посткризисные годы  снизился объем производства лесопильных предприятий и ЦБП, многие компании, занимающиеся лесозаготовкой, в результате снижения спроса на кругляк или закрылись, или стали заниматься деревообработкой. Сейчас показатель спроса уже вернулся на докризисный уровень, однако не все лесозаготовители смогли вовремя вернуться к прежнему профилю работ и удовлетворить потребителя.

Еще одной причиной обострения ситуации с сырьем стало увеличение объемов экспорта леса. Падение курса рубля сделал его очень привлекательным, так как увеличил цену отгруженных за рубеж материалов, подчеркивает Антон Завалковский, генеральный директор холдинга «Инвестлеспром».  Помимо этого, вступление России в ВТО  позволило существенно сократить экспортные пошлины. Так, на хвойные деревья размер сборов упал до 13-15%,  а на березу – до 7%.

Цена сырья на экспорт выше показателя на внутреннем рынке страны на 10-25%, уточнил Антон Завалковский. И при таком раскладе российские потребители также были вынуждены поднимать закупочные цены. Уже с начала года произошел скачок на 15-20% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. А высокая цена снижает доступность лесосырья.

И, еще один фактор, оказавший серьезное влияние на количество доступного сырья –  это аномально теплая зима, которая, по данным руководителя «Инвестлеспрома», уже привела к уменьшению объемов лесозаготовки на 24%.

Также, о дефиците ресурсов говорят и строительные компании. Александр Дубовенко, учредитель компании Good Wood, считает, что отечественный рынок увеличил привлекательность для иностранного покупателя на 15%, по сравнению с показателями двухмесячной давности.

Увеличение объема экспорта продукции может привести к реальному дефициту на внутреннем рынке. На данный момент цены на пиломатериалы достигают 6,8 тысяч рублей за 1 кубометр. И есть предположения, отмечает руководитель Good Wood, что круглый лес подорожает до 10 тысяч рублей.

По его мнению, нехватка сырья обусловлена доступностью ресурсов. Все те леса, что расположены около дорог, последние десятилетия использовались по максимуму. Сейчас же к тем лесным массивам, которые остались, подойти не так просто. Необходимы серьезные инвестиции  для строительства инфраструктуры, при том, что некоторая часть из них находится под защитой природоохранных организаций.

Кроме того, развитию лесной промышленности мешают ограничения по нагрузке на автодороги. Распределение объемов отгрузки происходит не в те районы, где сырье более не обходимо, а в те, где штрафы за перевозки меньше. Такие факторы, и многие другие, снижают количество сырья на предприятиях, увеличивают издержки и, как следствие, уменьшают объемы отчислений в бюджет, говорит гендиректор «Лесозавода 25».

Все эксперты сходятся в одном – необходимо менять сложившуюся годами систему использования лесов. Сейчас при экстенсивной модели осваиваются все новые и новые территории леса, в то время как уделяется минимальное внимание уходу за использованными лесными массивами.

Евгений Шварц, директор по природоохранной политике WWF, говорит о том, что сегодня лес «уходит» от промышленных предприятий все дальше и дальше, на логистику и разработку инфраструктуры  необходимо выделять большие средства. Но есть и те, в чьих интересах поддержание советской модели лесопользования, существующей уже много десятков лет. Они заинтересованы в «национализации издержек», то есть реализации инфраструктуры за счет государства при параллельной «приватизации прибыли».

Радикальные изменения произошли в прошлом году, когда представители власти и бизнеса, наконец, договорились об изменении подхода к лесопользованию. Было решено менять экстенсивную модель, на – интенсивную. Все лидеры российского рынка ЛПК также согласились с тем суждением, что продолжение следования наработанной схеме позволит лишь краткосрочно решить проблемы производства, тогда как в долгосрочной перспективе и в вопросах обеспечения сырьем необходимо принимать радикальные меры.

Следует заметить, что в основе нового пути лежит эффективное лесовосстановление. Этот метод базируется на уходе за молодыми лесными массивами, на проведение рубок ухода и, своего рода, огородничестве. Ключевым пунктом является долгосрочное планирование и полное восстановление лесного фонда. По данным WWF, максимальное восстановление леса на участке занимает порядка 80 лет, однако промышленникам необходимо осваивать участок постепенно: за все время пользования лесом проводить поэтапно несколько рубок разных пород дерева.

Однако интенсивная модель лесопользования не сочетается с действующим законодательством, следуя которому срок аренды ограничивается 49 годами. По сути, у лесоарендаторов нет мотивации в долгосрочном планировании, ведь по истечению срока участок леса выставляется на аукцион и не существует гарантий того, что территория не перейдет другому участнику лесного рынка.

Как рассказал Николай Кротов, заместитель руководителя Рослесхоза, для создания нормативных актов и разработки решения данного вопроса создан межведомственный совет с участием Рослесхоза, Минприроды, Минпромторга и различных экологических организаций, среди которых и WWF.

Евгений Шварц поделился одним из вариантов решения проблемы, обсуждаемых советом. Например, важно с помощью законодательства сделать возможным для благонадежного, регулярно проходящего лесную сертификацию лесоарендатора продление срока аренды лесного фонда без участия в аукционе. Только тогда у них появится интерес в устойчивом пользовании полученных в аренду участков. К слову, это обеспечит приток денежных средств в староосвоенные регионы и появление рабочих мет для местных жителей. А предприятия, в свою очередь, значительно сократят издержки за счет уже существующей инфраструктуры.

Интерактивный лесопромышленный портал FORESTEC

Дата публикации 28 марта 2014, 12:52

Отрасли: Лесное хозяйство

Рубрики: Устойчивое лесопользование

Комментарии: 0